[an error occurred while processing this directive]

Внимание: человек в седле!

7. Бремя желаний человеческих...

Потому что на следующее утро я проснулась в пять утра от хохота возле своей палатки: Пряники! Пряники! Посмотри на пряники! Это бурундуки!

И это действительно были бурундуки. Впрочем, к чаю сгодились и пряники после бурундуков. Ибо, что ж они, не люди, что ли?

Основательно насытившись, мы двинулись смотреть на Изборск, очередную крепость, защищавшую псковщину от врага. Примкнув к экскурсии, которая оказалась из Москвы, мы стали внимать. Не зная названия, очень скоро нам стало ясно, что экскурсия должна была называться Путин и Изборск, потому что каждая достопримечательность крепости сопровождалась словами: у этого дерева желаний загадал желание Путин. Когда здесь был Владимир Владимирович Путин, он тоже воскликнул: «Красота!» и т.д. И в этом нельзя было не согласиться с Президентом.

Видимо, посещение Путиным Изборска произвело неизгладимое впечатление на обитателей городка. Хотя, кто знает, может на следующей экскурсии школьникам будут рассказывать: когда у нас была команда велосипедистов из Москвы...

Одна из забав изборской крепости, которая не была связана с Президентом, - двенадцать источников, живописно вытекающих из скалы и впадающих в огромное озеро. Экскурсовод подробно объясняла нам силу каждого из них: первые три источника вам пока не нужны – это источники молодости, придающие силы, далее идут источник вдохновения, любви, богатства, исполнения желаний и последние, пользующиеся особым успехом – для пятерок. Мы послушно и благоговейно мокли у источника желаний, пили из источника вдохновения, робели перед источником любви и толпились перед источником богатства.

В конце мы правда немного запутались и желая уточнить, из какого источника нам лучше набрать воды в дорогу, попросили еще раз назвать источники в правильном порядке. Экскурсовод загадочно улыбнулась и с глубиной философской мысли Рэя Бредбери искренне сказала: «Да называйте их как хотите. Как назовете, такой и будет источник». Сказать по правде, это значительно облегчило нашу задачу, и наконец-то мы смогли просто полюбоваться удивительно живописным зрелищем, не отвлекаясь понапрасну на бесконечное множество человеческих желаний.

А желание пока что было у нас одно – доехать до ночлега и ... поесть. Так началась отдельная глава нашей поездки. Уже ближе к середине мы вдруг заметили, что неутолимое чувство голода появляется у нас подозрительно часто, а каждое кафе в большом городе мы встречаем странным чувством предвкушения. И все благие намерения отдавать ужин врагу постепенно улетучились, видимо, из-за полного отсутствия врагов на этой гостеприимной земле. Неудивительно, что самой лучшей фотографией нашего похода была признана фотография не на фоне какой-нибудь достопримечательности и даже не на природе или возле костра, а на фоне кафешки в Печорах, потому что более довольных и благостных лиц больше нам нигде не встречалось. С таким настроем наступило первое мая. Заметили мы это только к полудню, когда приехали в город под забавным названием Остров. Надо сказать, что когда командир подкинул нам идею отметить первое мая как-то по-особенному, наши лица просветлели и выражали одно и то же: «Наконец-то мы поедим!» Поэтому Остров в первую очередь нам запомнился походом на рынок и покупкой настойки. На необычный в этих местах вопрос: она хорошая? продавщица совершенно искренне ответила: ребята, да не волнуйтесь, захмелеете!

Когда мы выехали на мост через реку Великую, нам стало ясно, почему город носит такое странное название. Действительно, посередине могучей реки расположился вытянутый тонкий остров, подобно Ile France в Париже, на котором возвышается старинная церковь, когда-то обозначавшая черту города. Река в этом месте вполне оправдывает свое название, необычно гармонично вписываясь в общий пейзаж Острова. Мы стояли на мосту как вкопанные и пытались вобрать в себя этот вид, унести в памяти как запах, как ощущение, из которого можно будет пить тоскливыми московскими вечерами. Если, конечно, такие выдадутся.