[an error occurred while processing this directive]

Внимание: человек в седле!

5. Первая ночевка туриста.

Так начинались первые километры похода, накручиваемые без отдыха и перерыва и для начала под дождем. Кроссовки постепенно наполнялись водой, вода заливалась под непромокаемую куртку и резво холодила изнутри. Периодически слетающий от ветра капюшон раздражал и охотно беседовал с дождем. Сначала тебе кажется, что ты просто держишь положенную дистанцию, а потом с удивлением отмечаешь, что она все увеличивается и увеличивается, хотя педали крутятся точно так же, как и раньше. По сторонам смотреть больше не хочется. На дороге встречаются редкие остановки с местными жителями, вот уже три часа ждущие автобуса из Пскова и немного завидующие нашей мобильности. До места первой ночевки на берегу Псковского озера осталось семь километров. Ощущение времени притупляется, и эта цифра ничего не говорит. Подбадривает только название деревни – Печки. От него веет долгожданным теплом и уютом. Только командир знает, что тепло в дождливую погоду может исходить только от обычной водки.

Дождливые Печки не слишком располагают к ночевке, и добрый прохожий советует нам разыскать какой-нибудь пустующий пионерский лагерь. Еще пять километров. И нас встречает удивленная тетя Валя: закрыто тут все. Куда я вас пущу? Проезжайте еще пару километров, там вас пустят. Это просто какое-то мокрое издевательство. Вечереет. Мы давно свернули с главной дороги. Стало непроницаемо тихо, как может быть тихо в дождливый вечер. Высоченные сосны удивленно взирают на нас и, покачивая ветвями, обдают очередной порцией прохлады.

Мы въезжаем на территорию очередного пионерского лагеря. Молодой человек с любопытством и беспомощностью изучает наши велосипеды.

Нет, ребята, закрыто тут все.

Все инстинктивно чувствуют, что нужно то самое волшебное слово, которое откроет нам заветные двери в пустой корпус пионерского лагеря.

-А нам сказали, что нас тут пустят! – капризно говорим мы.

-Кто сказал?

Мы собираем всю многозначительность, на которую способны, и таинственно говорим: «Тетя Валя».

Невероятно, но факт. Сим-сим открывается.

Молодой человек не может противостоять чарам тети Вали и ведет нас в корпус. Пустые качели, промокшая песочница, черный мангал возле заброшенных клумб. Даже в только что прекратившемся дожде есть что-то искусственное. На нас падает полная мокрая тишина. По кругу пустуют комнаты, а в центре расположился большой проходной зал. Здесь еще висят новогодние украшения, которые как-то зловеще смотрятся на фоне мокрой зелени и майского неба. Первая эйфория тепла и крыши над головой проходит. Красный закат разрезает внезапно ставшее голубым небо. По законам жанра в этой зловещей тишине, когда основная часть группы уходит осматривать окрестности, должны начать происходить странные вещи – внезапно гаснуть свет, закрываться двери со зловещим скрипом или стучать раскрывшиеся окна. Но на нашу долю достаются только звуки тишины и запах керосина, да и тот оказался от велосипедной смазки, которой орудовал наш механик.

Так прошла первая ночь начинающих туристов. Промокший спальник на мягком сыроватом матрасе, надежно защищенный от дождя, ветра, кротов и прочих ночных радостей любителей природы. Остается небольшое чувство разочарования – не дали развернуться туристской гордости. Осадок растворяется в первом луче солнца, заглянувшем в окно.