[an error occurred while processing this directive]

ПВД Берендеево - Переславль Залесский - Купанское - Нагорье - Лось - Талдом

1. Плещей и Берендей

В Переславль Залесский я хотела давно. Пугали меня леса, за которыми он находится, и отсутствие железной дороги. И вот наступила пора разогнать страхи и пуститься в край Залесский.

Пуститься пришлось аж в пять часов утра. Оказалось, что в доме нет будильника. Поэтому было заведено аж три старых агрегата, не считая пейджера. Как и следовало ожидать, первый зазвонил в три часа ночи, второй не зазвонил вообще, а когда зазвонил пейджер, я уже проснулась сама. В пять двадцать мы были на вокзале и брали билеты на электричку в Александров (5.41 с Ярославского вокзала). Еще по дороге нас заприметил нетвердо держащийся на ногах молодой человек, который крикнул мне из вагона: "Дай прокатиться!" Ничего необычного в этом не было - это самая обычная реакция на велосипедистов. Необычным было то, что как только мы собрались чего-нибудь пожевать, усевшись в вагоне, нас нашел все тот же молодой человек.

- Ребят, вы экстремалы, да? В Малышево едете, да? Карлсона знаете?

- Знаем, но, наверное, не того, - пытаюсь пошутить я.

- Да ладно. Карлсона все знают. А вот я экстремал.

И дальше он нам рассказал много историй из своей жизни, включая вытаскивание товарища из горящего бензовоза, драку в ментовке и, кажется, что-то еще. Понять, зачем нам нужен Переславль, он никак не мог.

- Красивей Сергиев Посада ничего нет. А музей паровозов... мы там с женой были, когда женились.

Эту фразу я долго вспоминала потом, когда мы наконец-то добрались до этого музея, а тогда ничего подозрительного в этом не было.

Приехав в Александров, мы быстро пересели на электричку на Ярославль Главный. Билеты взять не успели, понадеявшись, что за время путешествия в городок с романтичным названием Берендеево, билетами никто не поинтересуется. Это было не так. В каждом вагоне бегала девушка c портативной кассой и выдавала билеты. Что-то тут было не так.

- Два билета до Берендеево.

Молчание и вопросительный взгляд.

- Можно? - нерешительно спрашиваю я.

Она оценивающе смотрит на нас.

- Можно.

Молчание.

- Сколько?

Она удивлена такой наглости.. Видимо, здесь решают, сколько, сами пассажиры.

- Десять рублей.

Она выбивает билетик на три рубля и убегает в следующий вагон.

Тем временем мы отсчитываем, на какой остановке нам высаживаться - остановки не объявляются. Cудя по схеме, пятая по счету.

Первая же остановка нас приводит в ужас. Мало того, что платформа отсутствует напрочь, и прыгать надо с высоты около полуметра, по обеим сторонам густейший лес и не видно ни одной дороги. Мы думаем, что дальше будет лучше, однако никаких улучшений не наблюдается. Вторая и третья остановки точно такие же. Трудно сказать, как бы мы веселились, выйдя на пятой остановке, если бы местные нам не подсказали, что все эти остановки "технические" для рабочих железной дороги. Правда, от остановок официальных они отличались не сильно. Только количеством выходящего народа.

Утешило нас то, что "попались" не только мы.

Бабушка, Вам Балакирево нужно? Назад залезайте, это не Балакирево. Залезайте быстрее, Вы потом отсюда не выберетесь.

Бабушку мы не видели, но представили, как бедняжка карабкается на высоченную подножку, боясь, что поезд оставит ее здесь в лесу до следующей электрички...

Надежды, что в Берендеево найдется хотя бы низенькая платформочка, не оправдались. То есть оправдались наполовину. Платформа-то была, но с другой стороны, чем открылись двери. В общем, Берендей тут установил свои порядки.

С первых же часов пребывания я почувствовала какую-то недружелюбность местных жителей по отношению к нам. Уж не знаю, в чем это выражалось, но мне хотелось быстрее уехать из этого Берендеево. Что мы и сделали.

По обеим сторонам полупустой дороги простирался лес, от которого, несмотря на жару, веяло грибной сыростью. Как же хотелось пособирать там грибов. Смутили меня люди с пустыми ведрами, которые, следуя традиции, приняли меня за местную:

- Девушка, где тут у вас грибы собирают?

- Понятия не имею.

- А кто же знает? - удивляются они.

Видимо, я была их последней надеждой.

И вот мы уже в Переславле. Здесь я была на свой последний школьный звонок. Тогда мне все казалось таким...., а теперь, конечно же, совсем не таким. Впрочем, помнила-то я мало - в основном, что я спекла свои первые в жизни пирожки с капустой, но мне было так стыдно, что они могли не получиться, что я никому их не дала. Только один пирожок на обратном пути предательски выкатился на середину автобуса, и мне пришлось их легализовать. Конечно, в такой ситуации было не до Переславля.

Вот показались первые церквушки - мы защелкали фотоаппаратом. Но уже на третьей, точной копией первой, наш пыл угас. Мы двинулись посмотреть на Плещеево озеро. По наивности мы думали, что это в честь Плещеева, ан нет - это в честь Плещея. Мы строили догадки, кем бы мог быть этот самый Плещей и сошлись на том, что это явно родственник Берендея. Озеро красивое, жаль только подхода к нему неболотистого мы не нашли.

По дороге мы заметили потрясающие золотые купола, которые ослепительно сверкали на солнце, и как на звуки сирен, поехали напрямик к ним.

По дороге, на очень живописном мосту, нас истинно по-русски обругала какая-то бабушка. Причем, не по злобе, а так, чтобы не скучно было. На условно литературном языке это звучало так: "Куда лисапед ставишь, глаза-то разуй!". Все бы ничего, только с живописностью моста это как-то не сочеталось.

Еще раз внутри родилось неприятное чувство - бежать отсюда. Бежать, как водится, мы решили в монастырь, коему и принадлежали эти купола. Это оказался Никольский женский монастырь 12 века.

Восстанавливается он частично, поэтому рядом с удивительными золотыми куполами соседствует полуразрушенная кирпичная стена, напоминающая калининградские замки, точнее то, что от них осталось.

Из монастыря мы наконец-то двинулись в центр города - посмотреть Кремль и валы протяженностью в 2,5 км. По дороге мы не поверили своим глазам: "Музей утюга".

На минутку нам показалось, что мы опять в Мышкине. Эх, надо было мышкинцам запатентовать свою идею создания частных музеев чего попало.

Нет-нет, музей утюга очень уютный, там даже предлагают погладить. То ли посетителей, то ли их одежду. С нами, правда, не проделали ни того, ни другого, а мы и не настаивали. В музее, как и полагается, очень много утюгов всех видов. Удивить меня этой коллекцией не удалось, ибо в квартире моей бабушки тоже есть коллекция утюгов. Более того, я ими пользовалась в течение пяти лет и, так сказать, знаю их сущность изнутри. И утюги на углях, и тяжеловесные чугунные утюги (отличная штука), и первые электрические утюги - все это хозяйство я когда-то считала рухлядью. Таким образом сама для себя проведя экскурсию по музею, я наткнулась на агрегат, который в коллекции моей бабушки отсутствовал. И немудрено. Этот "утюг" русские жены подсовывали мужьям, чтобы те нечаянно не огрели их в пылу спора чем-нибудь потяжелее. Видели бы вы, с каким удовольствием фотографировались русские мужья с этой самой штукой.

Кремль, как и положено, находится на Красной площади, хотя узнать ее не так и просто - ничто не намекает на ее "красность". Нас привлекает памятник Александру Невскому. Оказывается, он здесь родился, и именно отсюда уходили его войска отражать врага.

Рядом, весь в строительных лесах, Спасо-Преображенский собор. Нас буквально затаскивают внутрь и проводят экскурсию. Здесь на удивление прохладно и очень уютно. Все пропорции вымерены и продуманны. Экскурсовод задумчиво говорит: "В солнечный день здесь даже можно наблюдать золотое сечение. Правда, я никогда не видела". Зато акустику можно слышать прямо здесь и сейчас. Здесь любил петь Шаляпин. Нам тоже предложили спеть, но мы ограничились протяжным ААААА, дабы не оскорблять память Шаляпина.

2. Наш паровоз вперед летит...

Осмотрев остальные памятники Красной площади, мы проехались вдоль невысоких валов и двинулись дальше, мимо Горицкого монастыря, в который, увы, времени заехать никак не оставалось.

По дороге отведали местного кваса - очень рекомендую.

Так потихоньку мы добрались до Ботика Петра Первого. Ботик - все что осталось от Потешной флотилии. По преданию, да и то это скорее всего неправда, этот ботик построил сам Петр. Ботик как ботик.

Вокруг костюмированные представления самодеятельного характера. А напротив - все то же Плещеево озеро, только уже с пляжем. Здесь курортная атмосфера: все толкутся возле воды, пьют холодное пиво и расслабляются. Последнего нам было нельзя никак, поэтому мы второпях впитываем в себя красоту здешних мест.

Мы немного сидим у воды и направляемся в Купанское, в музей паровозов. Стоит только сделать "техническую остановку" (примерно, как у электрички Александров- Ярославль), тут же находится белый гриб. Что делать с одним грибом? Найти ему товарищей. Тем более, что по обе стороны от дороги отличный лес. Вот куда однозначно стоит поехать по грибы, да и просто погулять. Здесь даже уже поспела черника. Где-то внутри я волнуюсь, будет ли открыт музей - ведь уже около пяти.

Вскоре появляется желтая табличка "Музей паровозов", которая смутно подсказывает мне, что музей будет открыт. Еще долго.

Мы едем отличной лесной дорогой три километра и наконец-то приезжаем в музей. Собственно, это депо с настоящими одноколеечными паровозами и списанными вагонами. На все можно залезть, все можно потрогать и, если повезет, пробраться внутрь. Какие-то рабочие чинят колесную пару большого паровоза.

Мы тщетно ищем какие-нибудь залы музея, экскурсовода или просто где купить билеты. Но здесь ничего этого нет. Даже границ музея нет, и я подозреваю, что он ограничен лишь одноколейкой. Привыкнуть к этому так же сложно, как и в Мышкине. Прежде чем насладиться каким-нибудь кадром, в уме прикидываешь: можно ли сюда залезть? А потом понимаешь, что нельзя не залезть.

И тут я вспомнила слова нашего попутчика в вагоне электрички. Неужели он был тут со своей невестой на свадьбе? Представляю: невеста в белоснежном кружевном платье взбирается на черный от копоти паровоз и прямиком направляется к топке...

Вдоволь нафотографировавшись, мы отправляемся обратно в путь. Прямо у дороги растет уже созревшая черника. Где-то наверняка прячутся и грибы. Мы принимаем решение остановиться где-нибудь по дороге минут на десять и насобирать грибов на ужин. В Купанском закупаем все, что надо будет для грибного супа (магазин работает до 21.00) и вскоре тормозим. Остановки бывают "технические" и "грибные". Это безусловно грибная. Походив по лесной обочине дороги, мы находим пару белых, пару подберезовиков и много-много крепеньких сыроежек: видимо, последние здесь не собирают - чтобы освободить место в корзине для белых. А мы ими не брезгуем, суп из сыроежек - это классика.

Однако надо ехать. До вечера нам обязательно надо доехать до Андрианово, где вроде бы заканчиваются болота и можно найти место для стоянки. Дорога становится подозрительно пустой, а пара иномарок почему-то проносится мимо нас обратно. Уж не тупик ли там? Не затесалась ли здесь какая-нибудь военная часть, преграждая нам дорогу? Впрочем, выбора у нас нет, как и обратного пути. В одной из деревень мне навстречу едет мальчишка на велосипеде. Я инстинктивно крепче вцепляюсь в руль, на случай, если ему вздумается откинуть какую-нибудь штуку.

- Счастливого пути! - кричит он мне и улыбается.

Ах, какие мы все противные и подозрительные горожане...

Наконец-то мы въезжаем в Нагорье и смутно надеемся, что стать нам удастся где-нибудь здесь поблизости. Пока мы набираем в пустые бутылки из-под кваса колодезной воды, к нам подходит бабушка.

- Куда едете, ребята?

- В Талдом, - говорю я.

- В Талдом? - она смотрит на часы. Восемь часов вечера, однако. - Это же далеко.

На это обычно такие разговоры заканчиваются. Ан нет, бабушке хотелось поговорить.

- А как вы поедете?

Нам бы ответить что-нибудь невразумительное и уехать побыстрее, но мы зачем-то сказали, что через деревню Лось.

Бабушка начала причитать.

- Вы же огромный крюк сделаете! Поезжайте через деревни. Правда, там песок.

Делать было нечего, мы достали карту. На карту сбежались местные. Мы были окружены. Наши потери составили полчаса предупреждений, что как бы мы ни поехали, а придется нам плохо (в горку по песку). В конце концов, мы все же вырвались и поехали так, как и планировали - по дороге до пересечения с шоссейкой, а там до Талдома. Уже темнело, а по обеим сторонам дороги виднелись первоклассные болота. Судя по карте, болота заканчивались где-то возле Андрианово.

Здесь я отметила своеобразный экватор. В этом году им стало 6000 моего велокомпьютера. Значит, норма выполнена - и в этом году я сделала свои 2000 км, как делаю уже три года подряд. Конечно, по сравнению с первой тысячью впечатления не могли сравниться, но подводить итог еще рано...

Еще восемь километров, и мы проезжаем Андрианово. Дорога здесь закончилась, точнее, ее асфальтовая часть. Чего нельзя было сказать о болотах. По правую сторону -лесничество. А вот по левую - отличная стоянка. О чем говорило наличие разных палаток. Мы же проехали в самую глубь леса и разбили лагерь. Так закончился первый день нашего похода: было пройдено 92 километра. На завтра надо было обязательно успеть на последнюю электричку из Талдома, которая уходила в 20.59.

3. Без воды и в плену

Правило выбора места для стоянки гласит: рядом должна быть вода. С этой точки зрения мы стали идеально - на берегу реки. Смысла в этой воде было немного, ибо ее цвет категорически препятствовал даже попытке ее кипячения. Так, умылись да каны помыли, а суп все же готовили на воде из колодца (в режиме строгой экономии, чтобы еще на завтра осталось). А вот с точки зрения комаров наша стоянка, по-моему, была рекордной. Их количество очень походило на армию гоблинов. Средство от комаров их немного отпугивало, но при этом они спокойно тыкались в глаза, рот и нос и обязательно находили место, на которое волшебное средство не попало. Не знаю, как у кого, а комары мне действуют на нервную систему. Наши надежды, что с наступлением темноты комары лягут спать, не оправдались. Мы наскоро поели суп, который заменил нам и первое, и второе, и, по-моему, третье, и залезли в палатку. Было около часа ночи - темно. Однако засыпали мы под ровное жужжание роя комаров. Одно утешало - жужжали они вне палатке, а не в ней.

Неудивительно, что первым моим вопросом с утра был: "Комаров много?". Когда мне сказали: "Вообще нет", я, конечно же, не поверила и, хотя было уже жарко, натянула одежду с длинными рукавами. Я не знаю, кто их так напугал ночью, но даже в 12, когда мы тронулись со стоянки, комаров все еще не было. То ли они просто "совы" и поэтому спали, то ли случился великий комариный исход, что вряд ли.

Мы решили компенсировать поспешный ужин по сокращенной программе настоящим туристским завтраком - с кашей и чаем. Получилось просто отменно, хотя с количеством мы немного промахнулись. Но обедать-то тоже когда-нибудь придется.

Мы просчитали с помощью курвиметра и километровки остаток маршрута, накинули еще десяточку на всякий случай, и получилась цифра - 65 км. В Эстонии, в категорийном походе, такое расстояние мы делали до обеда. А здесь можно было никуда не торопиться, наслаждаться природой и ее динамикой. Главное - успеть на последнюю электричку, на большее мы и не замахивались.

Конечно, путешествовать вдвоем не так весело, как группой, иногда даже просто страшно, но преимущества, пожалуй, не менее замечательны: стопроцентная мобильность, остановки по требованию, скорость по возможности, а достопримечательности - по потребности.

Наш путь лежал в деревеньку с очаровательным названием - Лось. Внизу песок, который поднимался вверх с каждой проезжающей машиной, а сверху нещадно палило солнце. И в довершение всего у нас закончилась вода. Лось - вот что нам было нужно. Кто же мог знать, что в Лосе водопровод, а по нему течет вода такого же цвета, как и в той реке, на берегу которой мы стояли. Конечно, человек, который нам налил ее в бутылку, сочувственно сказал, что пропустил ее через фильтр, но мы почему-то были совсем не уверены, что это ей помогло. А нам предстоял путь километров в 20 км под жарким солнцем и дорогой, которая была присыпана мелким гравием перед укаткой асфальта. Глядя на то, как там носились иномарки, мне даже пришла в голову мысль, что это такой метод укатки - самоукатка.

Здесь надо особо отметить необходимость очков, пусть даже и не специальных велоочков, а обычных темных очков, крепко держащихся на носу. Они не только спасают от солнца, но и предохраняют глаза от песка и гравийного дождя, не говоря о насекомых, которых норовят спланировать если не в рот, то в глаз.

Очень скоро я поняла, что превращаюсь в настоящего бомжа, потому что чем меньше оставалось вчерашней колодезной воды в бутылке, тем больше хотелось пить. Каждая пустая бутылка, валяющаяся на дороге, вызывала во мне зависть, а все мечты крутились вокруг холодной кока-колы, кваса или простой воды (смотря что валялось на обочине).

Пока мы ехали, за нами увязалась погоня. Если мы ехали быстрее, они тоже набирали скорость. Если мы останавливались, они нас окружали и вскоре мы, не выдерживая их атаки, вновь садились на велосипеды и пытались от них уехать. Все было бесполезно. Мы были в плену слепней.

По обеим сторонам был болотистый лес, населенки - никакой. И только один раз, уже под Павлово-Посадским районом, мы проехали мимо Оазиса. Там, за густым забором, виднелось настоящее озеро, колодец, лужайка и, наверное, какой-нибудь теремок, обитатели которого вкушали все это великолепие, однако почему-то за забором. На карте сие чудо отмечено не было, а на военную часть это было очень не похоже. Видимо, это был объект какой-то иной секретности. По крайней мере, постучаться и попросить воды мы не решились.

4. Вода, много воды.

Те несколько километров, что мы сделали по шоссе, были настолько непривычными после тихих деревенских дорог, что они показались нескончаемыми. Но именно здесь родились мысли о холодном пиве.

Наконец мы свернули на тихую дорогу, которая вела прямо до Талдома. Сыроежки росли прямо на дороге, а воды все не было. Видимо, мы так хотели воды, что даже небо над нами смилостивилось и решило дать нам немного воды в виде дождя. По какой-то странной причине это совпало с наличием первого населенного пункта.

Покупать в дождь воду казалось как-то бессмысленным, поэтому мы купили пиво. Дождь заставил нас вспомнить об обеде под одной из местных остановок. Мы пили пиво, представляя себе жару и закусывая кашей, оставшейся от сегодняшнего завтрака, и любовались по-настоящему грибным дождем: солнце светило вовсю, что не мешало дождю лить просто стеной.

Казалось бы, пиво расслабляет, мешает сконцентрироваться, ослабляет внимание и еще творит много гадостей с водителями велосипедов. Но на нас оно почему-то подействовало совершенно таинственным образом. Покончив с ним и с кашей, мы двинулись в путь. И как! Мы просто понеслись со средней скоростью в 25 км/ч. Конечно, не без того, что дорога была вполне подходяща, да и каша была то, что надо.....но уже через пару часов мы были в Талдоме и успевали не то, что на последнюю электричку, но и на электричку, которая шла ровно до нашего дома, а не до Савеловского вокзала, как обычно.

Это была фантастическая удача. Получив билет на велосипед с надписью "Живность", мы были дома уже в 21.00, что было еще одним доказательством того, что поход прошел на редкость удачно.

Уроки на будущее:

  Менять маршрут по первому слову местного - плохая примета.

  Не в каждой деревне найдется колодец.

  Очки в велопоходе не роскошь, а способ не съесть комара с песком на гарнир.