[an error occurred while processing this directive]

Осадок прекрасного

(ПВД Клин-Фроловское-Рахманово-Соколово-Крюково)

1. Лирика

Хотя гоняла я на велосипеде всегда, идея велотуризма была мне подарена Русским Клубом Велопутешествий. Клуб до глубины души поразил меня своей широтой взглядов, а потом и заразил. Заразил всерьез и надолго. Кто-то называет это «фанатизмом». Я не обижаюсь. Просто этот «кто-то» мало путешествовал.

Здесь действительно все просто. Если хочешь мобильности, если хочешь высокого коэффициента план-результат, если хочешь скорости, путешествуй один. Три - это предел. Интернет пестрит такими отчетами.

Но есть и другая сторона дела. Это идея группового туризма. Результат здесь измеряется не пройденными километрами, а удовлетворенностью группы, ее сплоченностью, ее открытиями и интересами.

2. Лирики еще больше

На этот раз мне удалось собрать «квартет». Жертвы составили: вставание на час раньше обычного и обещание зажарить курицу. Правда, курица предназначалась для того, кто мог бы составить квинтет, но в самый последний момент отказался.

День задался сразу. Дима приехал со спущенной камерой, которую благополучно заменил на новую в электричке. Одно из правил организации туристического похода гласит: маршрут не менять. Мы же с легкостью решили, что быть в Клину и не побывать в гостях у Петра Ильича невозможно.

Конечно же, я здесь не впервые. На этот раз детали меня нисколько не привлекают. Пока ребята прикалываются, распугивая все знающих смотрительниц музея, я вдыхаю атмосферу. Стараниями преданных фанатов музей вылизан так, что, наверное, сам Петр Ильич бы его не узнал. Но даже это не может убить ту простоту, с какой здесь все приспособлено для жизни.

Выходишь из музея и пытаешься собрать воедино все детали. И не можешь. Ничего не остается. Ты в растерянности. Благоговение возникает тогда, когда понимаешь, что этот человек ничего после себя не оставил.

Кроме музыки.

И кроме рабочего стола напротив окна, кроме веранды с витражами, которые все равно не сохранились, здесь нечего запоминать. Кроме пейзажей клинского леса здесь нет ничего. И не нужно. Ничего гениальнее этой простоты и вездесущести не бывает. Потому мне смешны обвинения Чайковского в плаксивости и пустой сентиментальности, граничащей с наивностью. Если раньше по молодости я кидалась его защищать, то теперь предпочитаю молчать, как молчит обстановка домика Чайковского в Клину.

«Уютно здесь. Люблю я этот сад, укромный и тенистый...» С этим лейтмотивом в голове я уезжаю из Клина.

3. На распутье

Мы едем по Ленинградскому шоссе до Фроловского, где и должен был начаться наш маршрут. Едем и не понимаем, какая может быть радость от популярных скоростных пробегов «Москва-Спб», проходящих по этому шоссе. Наконец, мы сворачиваем.

Дорога отличная. Спуск сменяется подъемом, превращаясь снова в отличный спуск. Смотря на компьютер, я зачем-то вспоминаю статью в журнале «Велосипед» о том, что после падения на асфальт на скорости 45 км/ч швы накладываться будут не один раз.

Отвлекает меня только мысль о том, что вообще-то я болею, у меня насморк и, наверное, температура, но почему-то на большой скорости насморк стопроцентно улетучивается.

Остановившись на самом солнцепеке, ребята ремонтируют мой велосипед, потому что ведет он себя странно. После ремонта от моих заявленных 28 скоростей осталось всего девять: по три на каждую звездочку. Обидно, особенно когда катишься с горки. На скорости больше 32 педали крутишь впустую.

Проделав таким образом около 40 километров, свернув на Рахманово, мы благополучно доехали до села Соколово, где должны были закупить продукты и, добравшись до турбазы по лесной тропе, устроить долгожданный обед. Здесь же должна была начаться самая интересная часть пути, ибо позади утомительная дорога по шоссе, а впереди – лесная дорога на Истру. До обеда оставалось всего каких-нибудь три километра.

Миновав бетонные плиты, мы ненадолго остановились в раздумьях.

Перед нами было три тропки, классическая русская развилка. Только почему-то не было указателя: направо пойдешь...

Самая укатанная тропинка вела прямо, поэтому думать долго не пришлось. Понятно, что так местные ходят на реку купаться. Лес вокруг был просто замечательный. Черника, папоротник, земляника в цвету, ландыши, крапива иногда...

После первого же поваленного через тропинку бревна мы все вспомнили поход в тульскую область и порадовались, что мы без рюкзаков.

После второго бревна мы решили, что будет что вспомнить.

После третьего стало уже все равно.

Тропинка сужалась, местами превращаясь к заросшую колею. Интересно, доходил ли кто-нибудь по этой тропинке до конца? Собственно, это нам и предстояло узнать.

Когда показался просвет, мы обрадовались несказанно.

Когда мы на этот просвет вышли, радость потонула в очаровательном болоте, через которое мы (я) переправлялись с неизменной скоростью в 3 км/ч.

Обогнув очередной завал, мы натыкались на следующий. Лес изменился, становилось все больше кустарников. И какая-то странная мысль закралась в голову: «Неужели эта тропинка ведет на турбазу?».

Перед очередным завалом мы столпились у карты. Об этом тут же передали комарихам, и их полчища отменно поужинали. А мы смирились с тем, что обед явно откладывается на неопределенное время. Вечерело. Без GPS и даже без компаса идти вперед было грустно. А тем более направо, где судя по всему и должна была быть турбаза.

Немного почувствовав себя Кутузовыми, мы повернули обратно. Дорога обратно казалась, как и полагается, знакомой и короткой.

- Скажите, а турбаза в эту сторону? – спросили мы у проходившей мимо женщины.

- Да.

- Далеко?

- Нет.

Ах, тетенька, где же вы были час назад?

И дело было не в том, что не было сил идти по лесу еще раз до этой самой турбазы, и даже не в том, что мы потеряли драгоценное время, а в том, что куда-то пропал настрой, и группа тихонько развалилась. Да, группа развалилась на траве, и каждый начал заниматься своим делом: пить, есть, слать СМС (спаси мою скуру...), курить, размышлять и проч.

Окинув взглядом карту и украдкой посмотрев на часы, мы выбрали самый короткий путь: до платформы Крюково.

Не знаю, как кому, но поход мне понравился. И хотя не было удовлетворенности от пройденного маршрута, было чувство прекрасного, выпавшего в душе как кристаллизованный осадок. О нашей лесной неудаче напоминали только непожаренные сосиски, которые благополучно вернулись в Москву.

Урок для Валдая получился следующий: сто раз спроси, один раз проедь.

Следующая вылазка планируется на Валдай, где три четверти пути, кажется, будут проходить по таким вот лесным тропкам, грунтовкам и гравийкам. Возьмем ли мы реванш?