[an error occurred while processing this directive]

Едем на автобусе, велосипед в уме

Часть первая. Что такое велосипедный город.

Изрядно поколесив на велосипеде, я решила чуть сменить вид транспорта и летом пересесть на ...автобус. А что тут такого? – подумала я, понятия не имея, что это сделать будет не так просто.

Маршрут определился, фирма определилась – первая, которая выскакивает в Яндексе – сели в поезд и прибыли в Брест.

Фирма, та самая которая выскакивает, не заслуживает и полслова, говорить о ней стоит только затем, чтобы порекомендовать в качестве образца, как не надо общаться с клиентами. Но и здесь нам повезло – организовывала тур совсем другая фирма - БВЛ.

В Бресте нас посадили в автобус, на котором мы благополучно доехали до границы, а границу мы пересекали на автобусе с польскими номерами. Момент тонкий: к автобусам с российскими номерами придираются гораздо чаще, больше и вообще. А так границу мы прошли просто идеально.

Въехав на территорию Польши, мы начали свой маршрут. И уже буквально с первых километров я поняла, что «с любимыми не расставайтесь», более того, что с любимыми расстаться невозможно. Каждая велодорожка, которая была обозначена на пути, каждый велосипедист, которого объезжал наш автобус, вызывал пламенный и, чего уж там, полный зависти взгляд.

Пока экскурсовод честно рассказывала нам о Польше, все мысли вертелись вокруг одного и того же: хорошо бы так проехаться по Польше на велосипеде. Тем более, что туда не нужно визы.

За окном тянулся унылый пейзаж, изредка радующий и удивляющий глаз модернистским сооружением, которое неожиданно оказывалось костелом. Позади остался городок Живец, славный своим пивом, делающимся на уникальной родниковой воде, позади остались кафешки, куда наш руководитель усиленно нас затаскивала на протяжении всего тура, и уже к вечеру мы добрались до Братиславы. В Братиславе мы ничего особенного не видели, кроме гостиницы. Гостиница не какая-нибудь, а под названием Киев. И содержимое в ней было до боли киевское. Если кто когда-нибудь был в гостинице при киевском аэропорте, то описывать дальше ничего не надо. Правда, нам обещали шикарный завтрак.

Завтрак действительно был шикарный.

Перед входом в ресторанный зал стояла девушка-брюнетка а-ля гестапо. Она бросилась к нам с таким видом, как будто мы собираемся нарушить границу или еще чего доброго украсть что-нибудь со стола.

- Какой номер? – прорычала она.

Мы молча показали ей ключ.

Не сказав ни слова, она отошла.

Мы прошли к столам, выбрали себе то, что понравилось на завтрак, и направились в ту часть зала, где стоял рояль. Хоть за роялем никто не играл, но даже созерцать его было просто приятно. Не успели мы поставить чашки на стол, как нашему взору опять предстала девушка, глаза которой так и говорили: «Я ведь знала, что вы что-нибудь выкинете!».

Где-то с середины зала она зашипела:

- Вы что не видите, что сюда нельзя?!

Мы тупо посмотрели на тумбу, которая действительно стояла у входа в зал, но которая оставляла еще достаточно места для прохода.

Ничего не оставалось, как поблагодарить девушку:

- Признаться, мы не видели, спасибо большое, что так любезно нас предупредили.

Уезжали мы с легким чувством, особо предвкушая, что впереди нас ждала Австрия.

Границу мы почувствовали сразу. Нет, не кордонами и пропускными пунктами, а удивительной ухоженностью садиков, живой мыслью фитодизайна. Конечно, не последнюю роль играет уровень жизни, но все же, кажется, что дело тут в менталитете. Ну и в политике тоже. Не секрет, что в Европе если твой домик выходит на дорогу, ты обязан высаживать клумбы и подстригать газон. Я вспомнила дачу своих родителей, которые неустанно борются с лебедой, а клумбы с цветами прячут непременно ЗА дом, чтобы никто не позарился, проходя по улице...

Мы подъезжали к Вене. Первая волна велосипедного сумасшествия, казалось, прошла. Теперь мои мысли блуждали где-то далеко. А именно в Вене, четыре года назад. Первая Вена в моей жизни. Вена ночная, с кривыми переулочками, вымощенными булыжником, с клумбами и фонарями, Вена, дышащая музыкой, Вена искренней влюбленности... Я очень боялась вернуться в ту Вену, где никогда не будет как тогда, четыре года назад. Я сказала самой себе: я никогда не вернусь в ту Вену. Буду делать вид, что я не в Вене. Друзья иронично меня гипнотизировали: «Ты в Москве, ты на Рождественском бульваре».

Но оказалось, что гипнотизировать меня вовсе не надо. Моей Вены не было в Вене и в помине. Ровный голос экскурсовода мерно вещал:

«В Вене у вас будет свободное время. Меня часто спрашивают: куда пойти, где погулять? Мой вам совет. В Вене надо обязательно посидеть в кафе, поесть венских пирожных и попить венского кофе». Именно в этот момент мои страхи рассеялись. Это другой город, город пирожных и кофе, а не музыки и любви. И сразу все стало очень просто.

Мы прокатились по городу и заехали посмотреть на дом Хундертвассера с кривыми потолками, неровными стенами, карикатурными балконами и буйными цветами. Совсем рядом, над будкой с каким-то аналогом шаурмы, висела большая желтая табличка: Bicycles for rent. «Велозолушка», - подумала я.

Количество велосипедов, разнообразие велосипедистов, а главное – удобств для велосипедистов, меня просто лишило дара речи.

Весь центр города испещрен продуманной системой велодорожек. На светофорах есть специальная секция для велосипедистов: вместо идущего пешехода, там нарисован велосипедист, соответственно красный и зеленый. Причем, светофор располагается на уровне глаз велосипедиста. На каждом квартале (!) есть велостоянка, куда можно поставить велосипед и пристегнуть его к стойке замком.

Теперь Вена для меня была пропитана духом велосипеда так, как в прошлый раз музыкой. Даже КЕ, которая к велосипеду относится более, чем спокойно, задумчиво сказала: « А что, давайте покатаемся по Вене на велосипеде». И мы не удержались. Мы подошли к шаурмисту и спросили, сколько стоит прокат. 3 евро в час. То есть 90 рублей.

Это казалось дорого, но реально.

В задумчивости мы пошли к автобусу, который увез нас на Кертнер-штрассе, центральную пешеходную улицу Вены, которая заканчивается Оперным театром и плавно переходит в улицу Малера, который в свое время возглавлял Венскую Оперу и откуда вынужден был бежать в Америку...

Нет, нет... Это была тоже другая улица. Здесь нам дали свободное время, и мы уже точно знали, как мы им распорядимся. Одеты мы были как раз для велосипеда: я была в коротком узком платье, а Ке в юбке с разрезом. Теперь надо было найти прокат велосипедов. Я знаю точно: если бы мы нашли его сразу, мы бы так и не погуляли по Вене, а так – мы быстрым шагом пробежались по закоулочками города, вдыхая его удивительный аромат. Проката нигде не было. Мы спросили полицейского. Он рассмеялся. Но направил нас в туристический информационный пункт. Так мы посмотрели и самый центр города.

Молодой человек в пункте отнюдь не засмеялся, он деловито нам назвал три ближайших пункта проката. Судя по их местонахождению, они стоили гораздо дороже, чем 3 евро, поэтому мы приняли смелое решение – вернуться к нашей Велозолушке за 3 евро/час. Вооружившись картой, мы бодро зашагали по направлению к Дунаю. Дуная в Вене два: один голубой, который воспевал Штраус и из которого, говорят, можно даже пить воду, а другой зеленый, судоходный. Уже не удивляли светофоры для велосипедистов, удивляло, что все машины тебя пропускают, даже если ты идешь на красный свет.

Город стал совсем странный, пустой, а дорога стала непонятной. И тут вдруг к нам обратилась подтянутая бабушка. Она сказала что-то по-немецки, что никто не понял.

Мы покачали головами, сказав что мы ничего не поняли. Нам показалось, что она нас что-то хочет спросить.

И вдруг она улыбнулась и спросила:

- Hundertwasser?

Мы радостно закивали головами: Хундертвассер, Хундертвассер! И она жестами и теми немецкими словами, которые мы понимали, показала нам направление.

Видимо, в этой части города туристы просто так не появляются, но все равно было очень трогательно. И вот, спустя час ходьбы, мы увидели дом, а за ним и прокат.

Да, мы хотим три велосипеда на прокат. Залог? Паспорт? Мы переглянулись. Посмотрели на шаурмиста и крашеную, слегка потрепанную девушку. Если с загранпаспортом что-то случится, мы останемся здесь при посольстве, пока нас не выдворят из страны за наши деньги, которых у нас, может, и не хватит на самолет. Такая перспектива нам не понравилась, и мы протянули девушке один российский паспорт, внушительно сказав:

- Passport!

В конце концов российский паспорт можно восстановить в Москве в любой момент.

Как ни странно, девушку это очень устроило.

- Russia, - сказала она и улыбнулась.

Она посмотрела на наши с Ке платья, невозмутимо пробормотала себе этот факт под нос и дала нам велики с низкой рамой. Мишке достался велик побольше. К каждому велику прилагался замок, толще чем у меня раза в три.

И вот мы сели и поехали. Поверить в это было очень трудно. В туфельках, слава Богу на низком каблуке, в коротком платье ехать по Вене на велосипеде. Велосипед был noname, но ехал вполне прилично. Мы ехали по набережной вдоль Дуная. Для Ке это был вообще первый выезд, поэтому я пыталась ей давать умные советы из серии: передним тормозом резко тормозить нельзя, но Ке справлялась отлично. Мы выехали на бульвары по непрекращающимся велодорожкам, выехали к знаменитому Пратеру, проехались вниз до реки и с ужасом отметили, что надо срочно поворачивать назад, потому что иначе мы опоздаем на наш автобус.

По дороге мы отметили, что велосипедисты здесь всех возрастов и в любой одежде: бабушки и дедушки, многие в юбках.

Расплатившись за велосипеды, которые девушка даже не проверила после нас, мы обнаружили, что нам осталось около 50 минут. Жарко невероятно. Бежать по городу до Оперы становилось тяжело. И тогда мы решили прокатиться еще на одном виде транспорта – венском метро.

Я наконец-то поняла, что можно в конце концов и говорить по-немецки. Мы купили три билета на метро – картонная карточка (стоит полтора евро). Дальше стали смотреть, что с ними делать. У входа стоял автомат, явно предназначенный для билетов, но им почему-то ни один пассажир не пользовался. Мы решили, что билеты пробивает контролер и, бодро пройдя мимо автоматов как заправские австрийцы, спустились в метро. Метро напоминает наши ж\д станции, только под крышей. Все техногенно и даже полутемно.

Линий в веском метро не так много, но мы никак не могли сориентироваться. Я потеряла надежду и начала практиковаться в своем немецком, спрашивая всех подряд: Как проехать до оперного театра? Половина людей шарахалась – это тоже были туристы, вторая половина долго думала, можно ли вообще доехать до Оперы по метро, пока не приходил их поезд, и они, извиняясь, на нем уезжали.

Собственными силами за семь минут до отхода автобуса мы все же разгадали этот ребус и проехались до нужной станции. К опере подошли еще до того, как показался наш автобус.

Остальная дорога проходила в молчании, ибо каждый переживал свои велосипедные впечатления от Вены.