[an error occurred while processing this directive]

Как стать пчелой

Первое, на чем сказался мой депрессняк, что добрые люди не преминули мне напомнить, стало количество человек, приезжающих на скатки. Вряд ли тут есть чему удивляться: каких сил это требует начинаешь понимать только тогда, когда у тебя их нет.

Обзванивая накануне потенциальных любителей велосипеда, я уже знала, что на вокзале нас будет двое. Один не брал трубку и не отвечал на пейджер, хотя обещал на скатках быть, другой шел на концерт, третий уехал на дачу, четвертый скорее всего обещал быть, а пятый просто узнал время и место сбора.

Как водится, я легла около трех, поставив будильник на 7.45. Всю ночь мне снилось, что я отменяю скатки, хотя про себя решила: даже если никто не приедет, я поеду одна в Сергиев Посад. Встала легко. В восемь пришел СМС: я, наверное, не успеваю. Тут меня подвел английский язык. Переведя это сообщение как «might>», я отправила грозное «постарайся успеть». Но проявить убедительность в СМС не так-то просто, особенно когда человек имеет в виду «must».

До отхода я успела сделать даже то, о чем обычно даже не успеваю подумать. Погода была удивительно теплая, ясная и приветливая, признаться, не пойму, как можно игнорировать возможность прокатиться по подмосковью в такую погоду. Катиться по утреннему центру одно удовольствие.

На вокзале меня ждал Дима, и изучив расписание, мы решили, что с учетом возможных опаздывающих, мы отправимся в 9.48. К этому времени пришел очередной СМС, который робко говорил что-то вроде: буду дома через десять минут, мне ехать полчаса, скорее всего я вас там уже не найду». На самом деле это означало, что он как раз успевает, что и было передано ему на телефон. На дальнейшие звонки он не откликался (как потом выяснилось, он просто лег спать), и прождав до 9.46 у касс, мы ринулись в турникеты. По дороге опять обсуждался маршурт на Валдай. Билеты мы уже взяли, но только в один конец, что придает нашему путешествию особую пикантность.

Через часок мы были в Сергиевом Посаде. Кроме монастыря, в котором мы оба побывали раньше, делать в этом городишке особо нечего, поэтому мы сразу отправились в сторону Хотьково и Абрамцево. Дорога действительно виляла то вверх, то вниз, как и обещали знатоки местности, но, честно говоря, подъемов я не помню. Почему-то запомнились только спуски! В Хотьково наше внимание привлекло здание в стиле псевдомодернизма. Ожидая увидеть какую-нибудь историческую достопримечательность, мы с удивлением прочли: Мясные продукты.

Сделав еще десяточку, мы выехали к пруду, который оказался Нижним, и вел не куда-нибудь, а в Абрамцево. Оказалось, что это имение Мамонтова, которое раньше принадлежало Аксаковым. Благодаря своим хозяевам оно доблестно служило приютом многим русским художникам. Само Абрамцево расположилось на холме, оставляя внизу чудный вид на лес, наверное, это когда-то было лесом, пруд и перспективу вдалеке. Вся усадьба чрезвычайно простая и уютная: трудно поверить, что ею владел крупный промышленный магнат, а еще труднее, что здесь собирались крупнейшие художники мирового масшатба. Особенно в сравнении с раскинувшимся неподалеку современным поселком художников, обнесенным высоченным забором и украшенным там и здесь предостерегающими надписями: Не входить! Опасно для жизни.

Этим, впрочем, различия не исчерпываются. Архитектурный ансамбль Абрамцево так же затейлив, как проста усадьба. Резной теремок, по поводу которого экскурсоводы никак не могут определиться: в русской аннотации он называется жилым флигелем, а в английской – баней; художественная мастерская, увитая хмелем, и, наконец, церквушка, в которой венчались Поленовы, выполненная по эскизам Васнецова. Камерность часовеньки, где похоронен сын С. Мамонтова, да и самой церквушки, вход в которую стоит десять рублей, о чем стыдливо поведал экскурсовод, поражает напрочь отсутствующим размахом «новой» художественной натуры.

Что здесь делали художники абрамцевского кружка понимаешь после посещения музея: экспозиция пестрит портретами и пейзажами: Репин. Портрет Поленова. Поленов. Портрет Васнецова. Васнецов. Портрет Репина и т.д. Дорога на Хотьково. Нижний пруд в Абрамцево. Верхний пруд в Абрамцево и проч. Если серьезно, музей достаточно интересный и располагает хорошей коллекцией полотен, в том числе редких и интересных. Если вы прочитаете, что здесь есть скамейка Врубеля, не ждите, что на ней можно посидеть или так просто отыскать. Издалека сие сооружение напоминает кладбищенскую ограду с могилкой, но если обойти ее с другой стороны, то взору открывается действительно оригинальным образом расписанная скамейка. Чтобы мерзкие туристы на ней не сидели, ее обнесли потрясающе гармонирующим с общим колоритом местности забором.

По литовской привычке я глянула на сувениры и... о ужас! Я увидела ту самую национальную литовскую дудочку, купленную в Вильнюсе. Она была точной копией не только по диапазону и тембру звука, но и по цветовой гамме.

На этой ноте осмотр Абрамцева мы завершили и стали разрабатывать дальнейший план действий. В окресностях Абрамцева есть что посмотреть: в частности, знаменитое поле трех богатырей. Посетовав на отсутствие среди нас трех богатырей (какой кадр!) , мы все же отправились искать сию достопримечательность, но, как водится, набрели на источник, а там и вовсе потерялись. Дорога наша лежала через села к шоссе на Истру. Карта обещала нам романтичные лесные дороги, смелой рукой начерченные на карте. Лучшим проводником, конечно, все равно оказываются люди. Правда, при получении информации у местных надо учитывать ряд факторов. Первое – это слово «прямо». Если тебе говорят, «ехайте прямо», никогда не понимайте сие буквально, это означает всего лишь, что крутых поворотов не будет. Так, на вопрос, куда ведет эта дорога? Мы получили однозначный овет: «Прямо в Абрамцево». Поверив местному на слово, мы вскоре уперлись в высоченное новорусское здание с табличкой из серии «Очень злая собака». Сложно сказать, может это и было своеобразное Абрамцево в миниатюре, но повернув направо, налево и еще пару раз направо, мы все же спросили местных еще раз и услышали, что мы как раз едем из Абрамцево. Само Абрамцево нам нужно было не особо, поэтому, миновав потрясающий по своей загадочности знак «Автомобилист! Не дадим разрушить дорогу. Внесем посильный вклад», мы двинули дальше.

Проезжая мимо уютного двора, мы не поверили своим глазам. Прямо на заборе гордо висела табличка, которая обычно вешается на платформах «Калистово». Вообще Калистово – село забавное. Чуть поотдаль мы увидели нечто еще более загадочное – огромное поле, засаженное... нет, не овощными культурами, но деревянными столбами. Да, если это покрыть полиэтиленом, наверное, получился бы отменный и гигантский парник, но следов полиэтилена не намечалось, а гигантский труд, вложенный в этот участок земли, аккуратно заросший сорняками, был так же загадочен, как и платоновский котлован.

Мы проследовали далее до деревни Василево, где грунтовка, согласно карте, заканчивалась, и начиналась трудно проезжаемая лесная дорога. Строго следуя направлению карты, мы двинулись по дороге, но проехав с горки, метров 500, дорога скромно закончилась, великодушно позволив нам без особых приключений переправиться через болотце. Методом исключения мы все же нашли утоптанную лесную тропу, направление которой нам подтвердили местные жители.

Второй фактор, который надо учитывать при опросе местных жителей, это понятия «близко» и «далеко». Непредсказуемость этих относительных понятий определяется отсутствием у них велокомпьютера. «Да, далеко, километров пять» «А дорога там есть?» «Есть». Последнее «есть» прозвучало так, как будто там по меньшей мере выложенная бетонка. Понятно, что дорога оказалась временами пропадающей из поля зрения колеей, а расстояние в пять километров сводилось всего лишь к двум. Зато мы получили истинное удовольствие от поля сладковатого желтого донника, которое мы пересекали вброд, чувствуя себя вполне счастливыми пчелами. Где-то на этом поле у меня зазвонил мобильник: в первую секунду трудно даже осознать, что это за штука такая и как она попала на это дивное поле. «Да, буду около восьми, не раньше». А вдалеке дорога еще даже не виднелась. Мы миновали второе поле, уже более разнообразное и поросшее молодыми березками, выехали на укатанную грунтовку и добрались до магазина. Где магазин, там и шоссе. И перед нами встал выбор: ехать километров 30 до Истры или 10 до Ашукинской. Мы решили сделать привал, а затем и выбор. Удивив местную продавщицу своим нападением, после привала все же мы склонились в пользу 10 км. И в каком-то смысле не пожалели: это расстояние мы буквально пролетели, так как дорога шла неизменно вниз.

Конечно, на платформе оказалось, что электричка уже опаздывает на час. Но около 19.00 мы все же в нее втиснулись и, услышав грозные напутствия о грядущем штрафе в 300 рублей, удачно добрались до Москвы, проехав в общей сложности около 60 км. В плане подготовки к походу на Валдай, вылазка была более чем удачной. Следующее путешествие намечается в Клин. И так же, как и предыдущее, по плану должно закончиться в Истре. А где оно реально закончится, это мы проверим в следующее воскресенье, если, конечно, на следующие скатки соберется народ без моего пламенного участия.