[an error occurred while processing this directive]

Золотая сережка: Углич - Мышкин - Ярославль - Ростов Великий - Ярославль.

1. Направо пойдешь - велосипед понесешь, налево пойдешь - под "мерседес" попадешь!

Этот поход знаменателен уже тем, что в него собрались две независимые группы - мы и семья с двумя детьми. Стоит ли говорить, что билеты оказались куплены в соседние купе, а маршрут совпадал практически полностью.

В поезде 602 Москва - Рыбинск (прицепной вагон до Углича, отправлением 21.30 с Белорусского вокзала) нас пугали местные. Клещами и непроходимыми дорогами. Впрочем, то спокойствие и стоицизм, с которым они отнеслись к шести велосипедам, окупило эти страшилки.

По правому берегу Волги (там собирались ехать мы)? Что вы! Там будет очень тяжело. Там песок. Там перегорожено все. Будете велосипед на себе тащить.

По левому берегу? (там собиралась проехать семья с детьми) Ой, там мерсы носятся 600ые. Надо будет с велосипедов слазить, особенно с детьми, осторожнее.

Видя, что мы готовы и к тому, и к другому, они решили зайти с другой стороны.

- А вы средство от комаров взяли? А ведь у нас клещи. В прошлом году два случая энцефалита были. А у меня клещ даже в доме был.

В общем, перспективы были радужные и оптимистичные. Решив, что утро вечера мудреней, мы спокойно легли спать, ведь это удовольствие долгим быть не обещало. Местные вскочили в 4 утра, а мы, как всегда, дотянули до 4.45. Поезд прибывал в Углич в 5 утра.

Углич. Само слово таинственное, непонятное, обвораживающее. Чего не скажешь о его вокзале. Выйдя на перрон, с одной стороны видишь лес, с другой унылое здание вокзала, за которым тоже виднеются деревья. И вверху тоже виднелось что-то уныло-серое и мрачное, что можно было назвать "небом" только с натяжкой. Пока мы собирали велосипеды, регулировали тормоза, по рельсам гоняли обшарпанные товарняки.

Бодрящую струю внес паровоз! Такие паровозы часто выставляют на вокзалах (Петрозаводск, Шяуляй), но вот забраться в топку удалось только в Угличе.

Но наш путь лежит в сам город. С самого начала он поражает обилием манящих куполов. Мы залезаем в какое-то полуразрушенное здание под куполом. Тут все заброшено, грязно, но удивительно притягательно. Можно даже подняться на сам купол. Тут же вспоминается Эстония: крепкие лестницы, предназначенные специально для туристов, желающих взобраться наверх, проходы вдоль сводов. Если нет денег на реставрацию, их можно собрать с туристов, предоставив им самую простую, но фантастически привлекательную услугу - проникнуть внутрь храма (речь идет о здании, конечно). А в Угличе... туристы сами придумывают себе развлечения и совершенно бесплатно.

Мы выезжаем к Волге.

Волга... Волгу я помню и ощущаю по рассказам мамы и бабушки, которые провели на Волге не менее десяти лет. Она всегда представлялась мне чем-то загадочным, таинственным и необъятным. Поэтому когда меня спрашивают: "Ты была на Волге?", я всегда говорю: "Нет". И только потом вспоминаю, что была. Но не на той Волге из маминых рассказов, а на обычной реке Волге, которая и открылась нашим взглядам в Угличе. Она проста и бесхитростна. Чего не скажешь о плотине с перепадом уровня воды в 15 метров.

Тем временем, мы прокатились по набережной и вернулись в просыпающийся город. Позавтракали за 39 рублей 15 копеек на двоих и двинулись осматривать Кремль. Музеи Кремля, как и предупреждали, совсем простенькие. Но церковь царевича Димитрия и все, что с ним связано, очень хорошо передает "смуту" того времени. А она вовсе и не церковь, а красивый расписной музей-церковь. Колокол, в который звонили, когда произошло убийство и в который считает своим долгом позвонить каждый экскурсовод. По кому?

На территории Кремля создается полное впечатление, что мы находимся заграницей. Нет, вовсе не потому, что там очень чисто и "все для человека", а потому, что все говорят по-итальянски. Это прибыла делегация итальянских туристов на корабле "Лев Толстой". Надо сказать, что все продавцы вполне сносно владеют иностранными языками на уровне: что показать, возьмите эту, какой размер и проч.

Еще один взгляд на Волгу, и мы трогаемся в путь. Мы - смотреть на плотину, чтобы потом вернуться и проехаться по правому берегу Волги до Мышкина, наши коллеги - чтобы через плотину поехать по шоссе в Мышкин.

По дороге нас тормозит вывеска "Музей мифов и суеверий русского народа". Это музей частный, потому маленький и неожиданный. В том плане, что ничего от него не ожидаешь. Колоритный молодой человек колоритно рассказывает о всякой нечисти, но почему-то не говорит ничего интересного, а ограничивается сведениями, почерпнутыми из русских народных сказок. Кто живет на болотах? Кикиморы! А дом охраняет? Домовой! Экспонаты - самодельные (интересно, а что другое можно было ожидать в подобном музее?). Таким бы и осталось у меня впечатление от этого музея, если бы мы там не купили диск. Надо сказать, что на диске собрано такое количество информации о нечистой силе и чистой, что трудно себе представить, как это все можно переварить. (Туда заодно попал и самопальный перевод Гарри Поттера. Я, конечно, не удержалась и перевод заценила. Плохой перевод. Ну да ладно. )

2. "Не дойдеш-ш-шь", - сказал еж.

Возле плотины, насладившись видом шлюзов, мы расстались с нашими друзьями и поехали обратно, чтобы прокатиться по правому берегу Волги до Мышкина. По дороге на всякий случай спросили еще одного местного, доедем ли мы по этой дороге в Мышкин.

- Нет, - говорит он, - в Мышкин вам по шоссе надо. А здесь не проедете. Там песок, дорога вся разбита. Мы там только зимой ездим, да и то приходится возвращаться иногда.

Признаться, после такого заявления я была готова повернуться назад, но хороший штурман не меняет своих планов и не доверяет местным. Поэтому мы поехали вперед. И тут же оценили всю прелесть пока асфальтовой дороги. Машин на удивление мало, зато много прогулочных велосипедов. Чем дальше мы удалялись от Углича, тем меньше становилось машин. Воздух влажный, свежий и чистый, асфальт - гладкий. Что еще нужно для велосипедистов?

Согласно всем дорожным указателям, щедро разбросанным на дороге, она вела в Рыбинск, и до Рыбинска было около 60 километров. Однако проехав еще километров пять, мы увидели знак: тупик. Мы все ждали, когда же дорога кончится и начнутся непроходимые болота, но ехали по-прежнему по отличному асфальту и в полном одиночестве. То ли тупик находился в Рыбинске, то ли мы его объехали, трудно сказать. И вот наконец-то! Мы увидели вот это.

Это как же надо думать о велосипеде, утверждая, что здесь нельзя проехать?!

Перед нами открылась обычная, далеко не самая плохая лесная дорога - укатанный песок, глина, булыжник. Конечно, дорога слегка пострадала от дождей, и если бы в этот день пошел дождь, у нас бы было много приятных минут, но мы-то прогноз знали! (http://www.gismeteo.ru)

Мы по-прежнему ожидали от дороги, столь сильно пугающей местных жителей, каких-нибудь подвохов, но дорога кончилась так же неожиданно, как и началась - на этот раз асфальтом. Теперь мы были уверены, что до цели доедем. Впереди нас ждал паром на Мышкин. Подоспели мы вовремя - въехали предпоследними и даже не успев насладиться переправой, уже прибыли в Мышкин.

3. А у Вас есть музей мыши?

Мышкин - безусловно обаятельный провинциальный город, но не стоит от него ждать чего-то из ряда вон. Более того, в Мышкин надо приезжать не более, чем на два часа, желательно, чтобы время очень поджимало. Вот тогда о нем останутся просто незабываемые впечатления.

Мы рванули в музей мыши, но угодили в музей города, увидев у входа велосипеды наших друзей (они благополучно доехали до Мышкина по шоссе, не увидев ни одного "мерса").

Музей краеведчески-этнографический, представляет собой свалку под названием "С Бабушкиных Чердаков". Тут можно найти моторы, сейфы, книги, плакаты, телевизоры, горшки, пианино, карты и т.д. В качестве компенсации трогать здесь можно все, что захочется. Наверное, лет пятнадцать назад я бы получила от самого этого факта небывалое удовольствие.

Здесь ко мне подошли двое молодых людей.

- Девушка, у вас есть музей мыши?

Я, конечно, сразу поняла, что к чему, но на всякий случай решила уточнить:

- У меня?

- Ну в вашем городе.

- Ну вообще-то город это не мой, но музей мыши тут есть.

Мы долго смеялись, и когда они выходили из музея, на прощанье сказали мне:

- Девушка, а у Вас точно нет музея мыши?

(Я уже привыкла. В ресторане меня принимают за администратора, в магазине - за менеджера, в институте - за студентку).

Мы тоже отправились в музей мыши, ожидая увидеть историю рода мышиного. Однако здесь все было просто - заросли игрушечных мышей, буквально сваленных в кучу, и ни одной настоящей. Конечно, были и аккуратно рассаженные мыши, и очень большие мыши, которые больше маленького кота, и мыши, читающие по-японски... А вот концепции, объединяющей всех этих зверьков, не было. Хорошо хоть есть название города и красивая легенда его происхождения, а то еще спутают Мышкин с князем Мышкиным.

В оправдание надо сказать, что все музеи Мышкина держатся на голом энтузиазме, большей частью детей. Входная плата смешна - 5 рублей. Зато сколько промыслов активизируется вокруг - форму мыши принимает все: от плошек до свистулек.

Вообще Мышкин - город волшебный. Тебе вроде кажется, что это свалка, ан-нет, это музей. Мы обратили внимание на то, что мы бы назвали "кладбище машин", а оказалось, что это... тоже музей. Мы охотно фотографировались в тракторообразных монстрах, спидометр на которых застыл на отметке 200 км/ч (а может, просто сломался). Войдя в раж, мы дергали двери всех машин подряд (они были заперты) и только потом поняли, что часть из них вообще-то были с нормальными номерами. Уж не знаю, чьи были это машины, но надписи МУЗЕЙ на них не было.

И мы быстренько решили скрыться. Скрываться нам пришлось в ... правильно! Очередном музее. На этот раз это был музей Петра Арсеньевича Смирнова. Сам производитель водки, оказывается, тоже из этих мест, посему - почему бы не открыть очередной музей?

В музее тепло, потрескивает камин, а все стены увешены этикетками, плакатами, фотографиями и, конечно же, бутылками самых разных форм (опять же - чем не бабушкин чердак?)

Тут так много было сказано о музеях, что возникает вопрос: а что же было все это время с велосипедами? Скажем сразу: раз в этом городе столько мышей, мы решили, что им и охранять наши велосипеды. И, надо сказать, что задачу они выполнили отменно.

Говорят, в Мышкине есть еще музей валенок, но об этом мы предпочли только мечтать и сделали вид, что мы очень спешим. А на самом деле мы, так и не пообедав (по случаю независимости все было закрыто), помчались на паром и опять оказались на противоположном берегу. И после краткого созерцания Волги двинулись по направлению к Ярославлю. Дорога гладкая, катилось хорошо до самой стоянки.

Встали мы километрах в 60 от Ярославля, как оказалось утром, на заливном лугу.

Поэтому удирать пришлось быстро, пока нас не заставили компенсировать коровам моральный ущерб. Это, однако, было очень кстати, потому что мы опаздывали на электричку в Ростов Великий (16.25).

4. "Выдумывай, пробуй!"

Именно здесь, на этой дороге я наконец-то поняла, почему мне так тяжко было в Эстонии.

Седло, на котором я проехала в общей сложности около 6000 км, несколько ... деформировалось. Я так обрадовалась этому факту, что хотелось воскликнуть: Велосипедист! Смотри, на чем сидишь!

Пробравшись закоулками на вокзал города Ярославля, мы впрыгнули в электричку и покатили в Ростов. В окно светило солнышко, мы наблюдали окрестности и отсыпались. Где-то за десять минут до прибытия небо потемнело, а за пять - пошел косой дождь. Уже стоя в тамбуре, мы нехотя натянули дождевики, а когда двери открылись и показался перрон, мы пожалели, что не надели сапоги и не закутались в полиэтилен. Хлынул такой дождь, что даже открыть глаза стало проблемой. Спасительное здание вокзала находилось рядом, надо было только перейти через пути, на которые предусмотрительно пустили товарняк. Товарняк, как ни в чем не бывало, ехал со скоростью 5 км/ч и остановился своим длинным хвостом на переходе. Когда нам все же удалось его обойти, пошел град. Ледяные комья были настолько крупные, что причиняли боль, барабаня по лицу и рукам. Кроссовки радостно хлюпали.

Из-под спасительной крыши мы смотрели на это диво - дождь лил стеной. Пожалуй, это было почище, чем в Феодосии (ссылка на материал "Можно ли ехать в августе в Крым).

Дождь стал мельче, но не прекратился. В каком-то городе на вокзале выступают оркестры, а в Ростове это лишнее. Концерты там дают капли дождя и протекающие крыши.

- А билеты есть? - сыплются вопросы кассиру.

- Не знаю, у нас компьютеры из-за дождя не работают.

Интересно, а что бывает, если дождь идет в то время, когда уходит чей-то поезд?

Мы решаем двигаться вперед, несмотря на дождь. Еще не поздно, но город как будто вымер. Все закрыто, людей нет. Поскольку ноги хлюпают, мы мечтаем купить где-нибудь газету, чтобы защитить сухие носки. Но в городе Ростове это нереально.

С трудом находим работающий магазин, закупаем продукты в надежде на горелку и колесим мимо Кремля. Серые купола Кремля на сером небе представляют собой отменное величественное зрелище. С ужасом думаем о том, как будем ставить палатку под дождем в мокрую траву. И тут наши друзья замечают нечто, очень похожее на школу. Татьяна ведет переговоры, в результате которых нас пускают переночевать в Центр Внешкольной Занятости, или что-то в этом духе - как-никак с нами двое до нитки промокших детей.

Дежурные изучают нас с любопытством, но любезно берутся сторожить наши велосипеды, которые находят пристанище в гардеробе. Правда, все они в панике - в здании очень пахнет карбидом, и уже вызваны пожарные.

- Я бы на вашем месте с детьми здесь не ночевала, - приветствует нас девушка, даже не подозревая, что мы собираемся разогревать голубцы на газовой горелке.

Нам открывают класс изо. На стене нас приветствует надпись: "Выдумывай, пробуй". Мы воспринимаем это как девиз. Для начала мы сдвигаем парты и образовываем спальное, обеденное и прочее жизненное пространство. А потом, невзирая на толпы пожарников, тайком пробуем подогреть голубцы на горелке. Девиз оказался правильным. Голубцы пошли хорошо.

Вместо утреннего приветствия мы слышим:

- Мам, у меня клещ!

Ну вот, одно из предупреждений наших угличских попутчиков все же сбылось: Сашу присмотрел себе жирненький клещ. Мама в ужасе. Клещ тоже, потому что мы его залили велосипедной смазкой. Ему не хватает воздуха, и он пытается вылезти наружу. Татьяна ему помогает щипцами, и вот папа пересчитывает усы: вроде все на месте, в Сашиной руке ничего не осталось.

А нас уже манят колокола Успенского собора ростовского Кремля. В Ростов стоит съездить уже затем, чтобы их послушать. 15 колоколов способны добиться практически симфонического звучания - так и ждешь, что за этим трезвоном вступят скрипки и духовые.

Внутренность Успенского собора производит жалкое впечатление: все разрушено, все выцвело и отсырело. Оказывается, такой дождь с градом здесь не уникальное явление, а вполне обыденное. Здесь не надо издавать особых указов для разрушения церквей - они разрушаются сами из-за смертоносной влаги. Не потому ли, что местные жители долго противились христианству, предпочитая ему огромную языческую статую?

Одной из самых ярких достопримечательностей является музей финифти. Традиции и секреты ростовской финифти живы до сих пор и передаются мастерами по наследству. А уж когда тебе расскажут, как именно ее делают, смотреть на нее начинаешь совсем другими глазами.

Тут же тебе предлагают переодеться в наряды боярыни - купчихи - царевны и походить по Кремлю. Бесплатно прилагается черная кошка, которая элегантно смотрится на всех фотографиях и тактично отворачивается, когда боярыня бросает взгляд на боярина.

Здесь мы расстаемся с нашими попутчиками, которые возвращаются в Москву. А нас еще ждет Ярославль.

Напоследок мы хотим осмотреть монастырь на берегу озеро Неро (что в переводе означает "илистое"), но проскакиваем его и выезжаем из Ростова, а потом в быстром темпе летим на электричку, только кивнув взгляд в сторону удивительно красивого монастыря и все же заехав полюбоваться озером.

А электричка опаздывала на сорок минут....

5. Золотая сережка

Ростовский дождь не прошел для одного из нас зря, поэтому из Ростова он уезжает с небольшим жаром. По дороге неожиданно решаем выйти на станции Которосль. Которосль - это река, на которой помимо Волги стоит Ярославль. Мы надеемся встать на реке, однако изучив карту, понимаем, что сегодня нам этого не суждено. Мы тяжело продвигаемся по задворкам Ярославля. Справа заманчивый парк, но становиться там боязно. Мы объезжаем его со всех сторон и наконец-то понимаем, что дальше ехать нет смысла, что надо встать где-то здесь. По одну сторону дороги находится общество вооруженной охраны "Русь", по другую - какой-то нефтеперерабатывающий завод. Мы предпочитаем завод, окруженный березками и рябинками. На дороге гудят троллейбусы. Ночь проходит на удивление тихо и спокойно.

С утра мы двигаемся в центр города и обнаруживаем, что стояли в 7 км от центра. Впрочем, для Ярославля это, наверное, не так и плохо. Увидев долгожданную Которосль, мы тут же решаем позавтракать. После вчерашнего дождя и сырости, голубое небо и солнце манят не роскошью сверкающих куполов, а просто своим существованиям. Мы долго сидим на берегу реки в кафешке, пьем горячий чай, греемся и любуемся возвышающимся городом. Которосль здесь не закована в камень, а свободно течет через город. Берег зеленый, виднеется городской пляж. Традиция маленьких городов, непонятная для Москвы: за стенами монастыря, Кремля - спокойный берег реки и городской пляж.

Монастырь ныне представляет собой музейный комплекс, куда приходят с детьми погулять и отдохнуть. Мы вверяем велосипеды местной продавщице сувениров, которая подозрительно косится на наши рюкзаки, но все же соглашается за ними присмотреть. Мы взбираемся на высокую колокольню, откуда с любопытством изучаем купола в виде остроконечных луковиц (кое-кто правда ассоциирует их с рыцарской булавой).

Долго пытаемся найти Успенский собор, попадая вместо него на какое-то совещание. Гуляем по стенам монастыря и строим планы на будущее. Там же я покупаю деревянные ложки со словами:

- Давай будем теперь есть деревянными ложками, как в древней Руси!

Мой спутник радостно откликается:

- Ага, и из одной ендовы!

Насчет ендовы мы решаем все же повременить.

Колеся по залитому солнцу городу, выезжаем на площадь Ярослава Мудрого. Она неподступно окружена кольцом машин, но на велосипедах туда пробраться оказывается вполне реальным. Именно отсюда лучше всего вдыхать неповторимую атмосферу города Ярославля. Необычная архитектура, набережная Волги, своенравная Которосль, блистающие купола, утопающие в зелени - здесь спокойно и уютно, здесь хочется подумать о чем-то своем, оруженный оживленным движением.

Осмотрев удивительно красивую церковь Ильи Пророка, проехавшись по набережной Волги, время подтягиваться к вокзалу. У нас билеты в вагон второго класса. Меня мучает вопрос - как мы там разместим велосипеды с рюкзаками, однако все оказывается проще простого. В каждом вагоне есть два тамбура, один - работающий, второй - нет. Зачехленные велосипеды и рюкзаки размещаются в неработающем тамбуре, а мы - в креслах самолетного типа.

Из любопытства заглядываем в вагон первого класса. Кресла там мягче и комфортнее, места - больше, но оно все завалено мешками и сумками пассажиров, видимо, их багаж настолько ценен, что неработающий тамбур их не устраивает.

Мы подводим итоги поездки, проезжаем мимо места своей стоянки, которая теперь кажется нам почти родной и единодушно считаем, что маршрут достоин звания "золотой". То ли из-за куполов Ярославля, то ли из-за того, что сами спланировав маршрут, мы прошли все то, что запланировали, несмотря на неожиданные повороты. Золотым кольцом назвать его можно с натяжкой, скорее какой-то причудливой золотой сережкой с бирюзовым отливом необъятной Волги.