[an error occurred while processing this directive]

Fragola fresca! (свежая клубника)

Наш путь лежал через Альпы. Умеренно серпантинистая дорога приобретала особую привлекательность тем, что мое кресло номер 13 решило поиграть в качели и на каждом изгибе серпантина отъезжало влево, с шумом захлопываясь обратно при изгибе в обратную сторону. Первые пятнадцать минут нас с Ке это забавляло. На двадцать второй минуте я почувствовала легкое подташнивание, как на аттракционе Дисней-ленда.

А за окном были австрийские Альпы, вечерело, в автобусе наигрывала спокойная музыка. Ужин нас ждал в придорожном ресторане, где можно было занять столик прямо с видом на Альпы, что мы и сделали. Самое лучшее, что там было, на мой взгляд, - это салат-бар. Почему, правда, туда попали макароны, понять было сложно, но, видимо, раз они были холодные, то вполне моги сойти за салат.

Я позвонила домой по мишкиному мобильнику, стало немножко тоскливо, но все еще спокойно. Впереди целое путешествие. Впереди Италия, в которой я никогда не была.

Уже в темноте, около 23.00 мы приехали в городок Филлах, где нас ждал необычный отель.

Необычный, потому что семейный. И вовсе не потому, что его держит одна семья, этим тут никого не удивишь. А потому, что атмосфера здесь домашняя, по-настоящему семейная. В холле разложены фотоальбомы, столы покрыты вышитыми скатертями, а на изящной мебели красуются букеты из сухих цветов. Притушенный свет, дубовые лестницы – ото всего веет покоем и умиротворением.

Отель не менее примечателен и снаружи. Во всем чувствуется вкус и оригинальность.

На утро мы уже едем в Италию. Граница с Италией чувствуется так же, как граница Словакии с Австрией. Сразу все становится заброшенней и неряшливей. И только выдвигающееся время от времени кресло напоминало нам, что мы все еще едем по горному серпантину. По бокам дороги то и дело всплывали замки, горные водопады и уютные пропасти. Экскурсовод проникновенно рассказывала о том, как ремонитруют дороги. Дороги, конечно, - это отдельная тема для разговора. Дороги гладкие, почти идеальные. За дороги надо платить, что наши водители и делали. Причем, платить надо за въезд в любой город. Почему Лужков не возьмет на вооружение такую практику?

Двигаясь на юг, мы забрели в курортный городок Монтекатини. Гостиница нас поразила тем, что нестерпимо напоминала больничную палату. А неработающий душ подталкивал к тому, чтобы отправиться на ночную прогулку.

Типичный курортный городок. Тусняк студентов и бабушек с дедушками, которые едут на термальные источники. Ночью жизнь не прекращается. Улицы все в зелени, усажены платанами, которые хочется обнять и вдыхать в себя их силу и нежность.

В каком-то распальцованном отеле были танцы, а народ собирался вокруг и тоже отрывался как мог. Немцы расположились прямо на тротуаре с пивом.

Впрочем, еще пять минут по этому городу и хочется из него бежать, бежать без оглядки, ибо делать там нечего совершенно.

На следующий день мы отправились в Венецию. Если честно, сейчас у меня складывается такое впечатление, что Венеция, Флоренция, Неаполь, Помпеи были в один день, хотя скорее всего все же в разные. Это была небольшая гонка по Италии с остановкой в каждом городке на несколько часов.

Венеция нас встретила дождем, что достаточно необычно для этих мест. Вдобавок эскурсовод отобрала у нас загранпаспорта и велела пуще прежнего беречь свои сумки и сумочки, бо воруют. Это совсем настроило на грустный лад.

До нужного острова в Венеции нас доставляли на катере. Самое неожиданное, пожалуй, произошло в момент высадки на остров. У меня в голове пронеслось: я это все уже видела, я это все уже ощущала. Глупости, ты же здесь никогда не была.

И тут меня осенило: «Смерть в Венеции» Лукино Висконти. Меня просто пронзило этим ощущением. Еще чуть-чуть, и мне бы померещились крики: Fragola fresca! (она, кстати, продавалась. В стаканчиках. На берегу.)

Толпа орущего народа, туристов, торговцев, небо, затянутое тучами, средоточие мерного великолепия, узкие, грязные каналы и высокомерные гондольеры – какое тоскливое зрелище. Чем дальше, тем больше. Узкие кривые улочки, потерянные туристы, беспредметная торговля, пустынные грязные закоулки...

Страшно представить, что здесь бывает, когда начинается карнавал.

Нас повели в стеклодувную мастерскую, где при нас мастер выдул стеклянную лошадку.

Попробовав неплохую пиццу, (настоящая пицца неаплитанская, напоминает пресный сухарь с помидорами, а эта была просто очень вкусная ненастоящая пицца) мы с радостью собрались на площади, чтобы больше сюда не возвращаться.

Дальше последовательность событий у меня из памяти стерлась: то ли мы поехали сразу во Флоренцию, то ли поехали в городок Мондрагоне. Для разнообразия остановлюсь на наших приключениях в этом городке.

Прибыли мы туда вечером. Поселились в отеле и решили наведаться в местный расхваленный магазин, чтобы отведать сыр Моцарелла.

Магазин, как и сам городок, очень напоминает магазин в новгородской области – товары прошлогодней давности, мухи и пыль и усталые продавцы.

Мы увидели сыр, слегка желтоватый, но напоминающий по виду Моцареллу. Мы ткнули пальцем в витрину и сказали:

- Mozarella, piccolo.

Это должно было означать, что мы хотим маленький кусочек сыра Моцарелла.

Продавщица обрадовалась и взвесила нам маленькую головку.

К сыру, конечно, надо было купить вина. Увидев название «Фалернское», мы пришли в восторг и дальше не выбирали. С драгоценной ношей мы отправились ... на море. Уже смеркалось, но не искупать в Тирренском море было преступлением. Поэтому мы прошли через отель и направились к морю. Молодые люди попытались нам на пальцах объяснить, как пройти к морю, и мы радостно последовали их совету. На пляже никого не было, кроме наших. Тирренское море в прямом смысле так разволновалось от нашего прихода, что купаться было достаточно сложно. Мы поплескались и довольные отправились в номер устраивать себе ужин.

Расставив стол и стулья на балконе, мы разложили продукты на столе. Первым делом надо было разрезать Моцареллу. Даже ножом Victorinox это оказалось не так-то просто. На этой самой Моцарелле можно было играть как на барабане: то ли так и было задумано (Моцарелла – самый сухой сыр в мире), то ли он просто был... второй свежести.

«Странно», - подумали мы. В «Седьмом континенте» Моцареллу продают вымоченную в молоке, и вообще она больше похожа на творог.

Фалернское вино оказалось примерно такое же, как и Моцарелла. Хотя экскурсовод нам говорила, что в Италии все вина только сухие, это, видимо, было исключением, ибо там было градусов 14.

Утром в автобусе мы пожаловались экскурсоводу на Моцареллу. Странно, сказала она. Такого не может быть. Вы, наверное, купили не Моцареллу. Может быть, - подумали мы, мы купили и не Моцареллу, но ПРОДАЛИ то нам Моцареллу.

Флоренция. Этот город так же запружен, как и Венеция, но впечатление производит совсем другое. Здесь все легко и воздушно. Здесь все дышит искусством и интеллигентностью, даже толпы туристов.

Церковь Сан-Кроче, где покоится Микеланджело и Галилео Галилей. Для меня было откровением, что папская церковь в 1993 году признала, что ГГ был-таки прав. Как трогательно однако! Как интересно было бы посмотреть, что еще признает церковь хотя бы лет через триста. Хотелось бы восхищаться самим фактом, что несмотря ни на что, ошибка признана, но почему-то это восхищения не вызывает.

Флорентийский собор, флорентийские улочки, бесчисленные дома Данте Алигьери, к которым он никакого отношения не имел, скульптуры и памятники – все со вкусом, тонко и благородно.

Тем не менее, Флоренция связана еще с одним воспоминанием.